Выставка

Тяжелое наследие 90-х и предшествующего периода для нас состоит в том, что за обеспечением промышленной безопасности в то время должным образом никто не следил. Много заброшенных объектов. В этом плане без работы не останемся.

Александр Старостин
Начальник управления РХБ защиты ЦСООР "Лидер"

Понятия «радиация» и «химическое заражение» у абсолютного большинства людей вызывают самые ужасающие ассоциации, а те немногие, кого они нисколько не пугают, или которые не имеют права в этом признаваться, составляют, в том числе и управление радиационной, химической и биологической защиты центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер». Сотрудники этого подразделения на территории всей страны следят за сохранением норм радиационного фона, еженедельно устраняя источники загрязнения. Безусловно, на спасателях столь важного направления лежит большая ответственность за своевременное устранение возможных причин самых разных заболеваний, вызываемых опасным излучением. Именно этим людям мы доверяем наше с вами здоровье. И пообщавшись с начальником управления РХБ защиты центра «Лидер» Александром Старостиным, можем заверить – оправдывают на 100%.

- Александр Владимирович, расскажите, пожалуйста, чем занимается управление радиационной, химической и биологической защиты Центра «Лидер»?

- Управление наше отвечает за выполнение специальных работ по обеспечению радиационной, химической и биологической безопасности. Это если в целом. А если рассматривать более подробно, то мы выполняем задачи по разведке, мониторингу, дозиметрическому контролю, транспортировке источников ионизирующего излучения. Только в этом году было проведено два масштабных этапа мониторинга радиационной обстановки в Тульской области и Республике Мордовия по обследованию территорий, которые подверглись загрязнению после аварии на Чернобыльской АЭС. Неоднократно выполнялись такие же работы на территории Москвы и Московской области. Чаще всего приходится обеспечивать все-таки химическую безопасность. И начинается все с элементарной демеркуризации (удаление ртути химическим или механическим путем – прим.автора), для этого чаще всего привлекаются наши специалисты, которые находятся на дежурстве в составе расчёта  радиационной и химической разведки. А заканчивается ведением газоспасательных работ и утилизацией баллонов, других ёмкостей с опасными химическими веществами, находящихся, как правило, в бесхозном и аварийном состоянии.

- Вы можете рассказать об операциях, в проведении которых Вам довелось участвовать?

- Могу сказать, что каждая командировка, каждый выезд для нас большая ответственность - именно когда работаем по предназначению, мы чувствуем себя особенно полезными. Самые крупные операции чаще всего были связаны с утилизацией баллонов с хлором. Самая масштабная проводилась в 2014 году на территории Смоленской области. За небольшой период удалось утилизировать почти 300 баллонов с хлором, основная масса была в аварийном состоянии, так что вероятность выброса была велика. Осложняли работу жаркая июльская погода и ограничение по срокам выполнения задачи. Вообще, мы всегда стараемся составлять оперативную группу как из опытных специалистов нашего направления, так и из сотрудников, только прибывших  в управление.

Конечно, запоминаются и командировки, связанные с выездом за рубеж. Интересные учения проходили в Армении, Таджикистане в рамках ОДКБ – они ежегодно проходят – либо командно-штабные, либо с масштабным развертыванием сил и средств. Интересны всегда новые города, новые способы выполнения задач. Довелось выполнять задачи по доставке гуманитарной помощи населению Сирийской Арабской Республики, Ливанской республики, эвакуации оттуда беженцев.

- Часто Вам приходится выезжать?

- Хотелось бы чаще.

- А для понимания – не часто – это сколько?

- Один или два раза в месяц.

- И хотелось бы чаще?

- Безусловно.

- Вы сказали, что всегда берете с собой в командировки вновь прибывших специалистов…

- Да-да-да. Когда мы набираем группу, формируем расчеты, исходя из поставленных задач. Если производится разведка, то это два-три человека, один из которых опытный, другие – новички. Если речь идет о расснаряжении аварийных баллонов с опасными химическими веществами, там уже расчет состоит из 4-5 специалистов, и уже трое из них должны опытными точно. Такие вот командировки прекрасно подходят и для обучения в том числе.

- А чему Вы учите новичков в первую очередь, учитывая особенности направления?

- По большому счету ответственности, если она не была привита. Знание - дело очень хорошее, нужное, но теория без практики мертва. А алгоритм тех задач, которые мы выполняем, с одной стороны достаточно несложный, и при грамотной последовательности действий всё проходит как нужно. Но если человеку не привили чувство ответственности, то профессия может заставить сделать это в таких условиях, когда трудно что-то изменить. Поэтому за молодежью мы следим, подсказываем, где нужно.

Вообще хочу сказать, что я за них очень рад, немного отвлекусь. Потому что таких условий, которые предоставляет центр «Лидер», хочется пожелать всем. Я служил в разных местах, и не везде молодые специалисты имеют возможность быстро расти и развиваться как профессионалы. И в карьерном плане тоже - только из нашего управления более 20 сотрудников были назначены на более высокие должности в Министерстве за последние пять лет. И для проживания семей на территории центра «Лидер» созданы комфортные условия, в этом году в семьях сотрудников управления РХБ защиты родилось семеро малышей. Поэтому и очень рад за нашу молодежь, ведь они, начиная в таких условиях и понимая, что такое отношение нужно оправдывать, сразу учатся работать с полной отдачей. За шесть лет никто не ушел искать более легкой доли.

- Как часто молодые специалисты пополняют ваши ряды?

- Чаще всего к нам приходят выпускники Академии гражданской защиты, соответственно, после каждого выпуска поступают к нам по распределению. Редко, но иногда все же доходят до нас молодые специалисты из костромской Военной академии РХБ защиты.

- Расскажите, пожалуйста, в чем основная опасность Вашей работы и в чем ее необходимость?

- Начну, пожалуй, с необходимости. Тяжелое наследие 90-х и предшествующего периода для нас состоит в том, что за обеспечением промышленной безопасности в то время должным образом никто не следил. Это в меньшей степени коснулось предприятий, работающих с радиоактивными материалами, потому что они представляют наибольшую опасность, и требования к безопасности там были более жесткими. В основном это коснулось химической промышленности. Мы можем вспомнить, что происходило в течение всего лета у наших соседей в Китае: что ни месяц – взрыв на химически опасном объекте. Необходимость продиктована самой жизнью. Чем больше износ химического оборудования, тем выше вероятность аварии. Очень много заброшенных объектов, которые также являются следствием того времени. В этом плане без работы не останемся. К сожалению, в регионах не все идут на то, чтобы эту проблему обозначать, пока она себя не проявит. Например, тот же хлор не должен использоваться для обеззараживания воды. Почти нигде уже не применяется, очень редко. А запасы остались: утилизировать его дорого, а бросить, где-нибудь закрыть и доступ исключить – бесплатно. Но здесь срабатывает принцип висящего на стене ружья – рано или поздно себя проявит. И это может привести к беде.

 А основная опасность нашей работы, пожалуй, в возможном воздействии источников ионизирующего излучения и опасных химических веществ. Мы, конечно, четко соблюдаем требования безопасности при проведении специальных работ с помощью средств индивидуальной защиты кожи и органов дыхания, но риск все равно всегда остается.

- Александр Владимирович, а какие качества, на Ваш взгляд, отличают сотрудников управления радиационной, химической и биологической защиты?

- Учитывая специфику всего нашего Центра, это, конечно, и выдержка, и профессионализм, и ответственность опять же. Необходимо всегда семь раз, а то и больше, отмерить, только потом принимать решение. Наряду с ответственностью профессионализм должен быть на первом плане. Если не уметь пользоваться тем оборудованием, приборами, которые стоят на нашем оснащении, ни о каких успешных операциях речи идти не может. Потому-то мы и стараемся держать баланс между молодостью и опытом. Одно время в нашем управлении давно работающие специалисты были в абсолютном большинстве. Но за пять последних  лет нам удалось найти эту золотую середину, воспитать новое поколение специалистов РХБ защиты, и теперь со временем они сменят  ветеранов.

Яна Коробова