Россия играет ключевую роль в борьбе со стихийными бедствиями

Адам Булукос
Директор Управления ООН по уменьшению опасности бедствий

12 октября в стенах учебного корпуса Московского Государственного Университета им. Ломоносова начал работу Международный конгресс «Глобальная и национальная стратегии управления рисками катастроф и стихийных бедствий», проводимый МЧС России. В ходе мероприятия будут рассмотрены вопросы консолидации международных чрезвычайных служб для борьбы со стихийными бедствиями.  Среди участников конгресса генеральный секретарь Международной организации гражданской обороны Владимир Кувшинов, исполнительный директор штаб-квартиры ООН Адам Булукос, ведущие российские и зарубежные ученые в области управления рисками, общественные и политические деятели. В завершении первого дня конференции Адам Булукос, который также является директором управления ООН по уменьшению опасности бедствий, ответил на вопросы журналистов.

- Вы читали доклад о стратегии уменьшения риска бедствий после 2015 года. В чем она заключается?

- Основная идея стратегии по уменьшению опасностей бедствия до 2030 года заключается в том, чтобы к завершению этого периода правительства стран всего мира разработали национальные планы по уменьшению рисков бедствий, активно работали с различными ведомствами и организовывали междисциплинарный подход. Кроме того, все ведомства и министерства на национальном уровне должны принимать участие в уменьшении опасности бедствий. Также необходимо собирать и анализировать данные по катастрофам разного характера.

- Как Вы считаете, чем опыт России в борьбе со стихийными бедствиями примечателен для других стран и чего, на Ваш взгляд, не хватает?

- Очень хороший вопрос. Эта конференция является свидетельством того, что Россия играет ключевую и лидирующую роль в этой сфере. Министр Владимир Пучков сам был в Сендае и во главе российской делегации принимал активное участие как в обсуждении, так и в подготовке Сендайской рамочной программы. Российский подход заключается в том, чтобы активно применять научные достижения и технологии. Основной акцент делается не на ликвидации последствий различных катастроф, включая техногенные и стихийные бедствия, а именно на профилактике. Также важнейшую роль играет образовательный элемент.

- Сегодня в мировой политической ситуации имеются серьезные проблемы. Россия и США – это две ключевые страны. Как разногласия между ними повлияют на развитие национальной и международной политики по уменьшению опасности бедствий?

- Несмотря на то, о каких бедствиях идет речь – техногенных или природных катастрофах – они затрагивают всех нас. И если землетрясение происходит в какой-то стране, то оно, соответственно, затронет и все соседние государства. Поэтому политические проблемы и вызовы, которые естественны для данного вида человеческой деятельности, не имеют никого отношения к нашим усилиям. Когда проходил Всемирный конгресс в Китае, на котором присутствовало 187 представителей различных государств, включая таких высокопоставленных гостей, как президенты стран, все политические распри были отложены, обсуждения велись до позднего вечера, и в час ночи звучали аплодисменты в честь достигнутого соглашения. Поэтому еще раз необходимо подчеркнуть, что все страны должны действовать совместно. Самостоятельно ни одна страна не справится ни с ликвидацией последствий, ни с профилактикой.

- В настоящее время в Российской Федерации широко используется понятие «допустимый риск гибели человека». Используется ли это понятие в тех странах, которые Вы представляете?

- Это проблематика активно обсуждается в управлении ОНН по уменьшению опасности бедствий, разрабатывая целый ряд различных понятий и терминов, используемых в этой сфере. У нас также есть термины, которые описывают, в частности, то, о чем Вы говорили. Например, в Сендайском рамочном документе есть такой термин, как «значительное снижение уровня рисков», и пока еще само слово «значительное» не прописано. Тем не менее, страны самостоятельно должны брать ситуацию в свои руки и определять приемлемые уровни рисков. Конечно, было странно услышать от лидеров стран выражение «приемлемые потери жизней» - ни одна потеря недопустима. Но обозначать этот момент как-то все же нужно. Это вынужденная терминология.

- Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете институт волонтерства по работе с чрезвычайными ситуациями как на локальном уровне, так и на международном?

- Волонтерство – это неотъемлемая часть нашей работы, очень важный элемент. В ходе своей презентации я рассказывал о подготовке японских школьников, и министр Владимир Пучков также затронул вопросы обучения и образования и даже показал фотографию шестилетней девочки, которая уже решила связать свою жизнь с МЧС России. Огромное количество людей, когда видят, что происходят какие-то катастрофы или бедствия, от всего сердца хотят помочь и здесь возникает проблема правильной координации их действий.

- У нас в стране есть предмет «Основы безопасности жизнедеятельности». Есть ли подобный аналог в ваших образовательных программах?

- Да, такие предметы есть. Но в странах ситуация разнится. Я снова возвращаюсь к Японии, потому что именно там у меня, можно сказать, открылись глаза, когда я увидел, что совсем маленьким детям объясняют, как важно быть готовым к разным чрезвычайным ситуациям. Сендайская конференция проводилась не только в конференц-зале. Часть лекций читалась в Сендайском университете. И вот само здание спроектировано таким образом, чтобы в случае землетрясения люди могли спастись. Такие предметы, как основы безопасности жизнедеятельности, уже становятся не только частью инвестиций со стороны правительства и частью программ образования, но даже инфраструктура планируется с учетом определенных факторов.