Тема Чернобыля по-прежнему актуальна и представляет интерес не только для научного, экспертного сообщества, но и для всех небезразличных к человеческой безопасности людей

Владимир Степанов
писатель, председатель Комиссии по присуждению Международной премии «Звезда Чернобыля»

Ровно тридцать лет назад, 26 апреля, произошла авария, ставшая крупнейшей за всю историю атомной энергетики. Тема последствий трагедии на Чернобыльской АЭС остается актуальной и спустя эти годы. Ликвидаторы, научные сотрудники, писатели и публицисты в своих трудах сохраняют воспоминания о подвиге участников событий тех дней. Владимир Яковлевич Степанов является одним из тех, кто подверг колоссальной опасности собственное здоровье ради жизни миллионов других людей. Он автор многих трудов на чернобыльскую тему. Благодаря его усилиям была организована Комиссия по присуждению Международной премии "Звезда Чернобыля", в адрес которой ежегодно поступают сотни творческих работ. А в 2015 году вышла в свет его книга "Чернобыль. Память. 24/7". О работе над ней и проектах, посвященных Чернобылю, мы поговорили с Владимиром Яковлевичем накануне 30-ой годовщины с начала ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС.

- Владимир Яковлевич, расскажите, пожалуйста, об идее написания книги «Чернобыль. Память. 24/7» из цикла «Витязи спасения» и работе над ее созданием. Как собирали материалы?

- Материалы помогали собирать те ребята, друзья, с которыми мы были в Чернобыле, потому что контакты мы все равно с ними поддерживаем. Также использованы материалы, присылаемые на конкурс в адрес Комиссии по присуждению Международной премии в области литературы и искусства «Звезда Чернобыля». Часть материалов была предоставлена Центральным музеем МЧС России. Материалы о Героях, удостоенных звания за ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС, помог собрать Клуб Героев Отечества. Идея создания цикла «Витязи спасения» принадлежит министру МЧС России Владимиру Пучкову, и на протяжении всего процесса до выхода книги министерство активно помогало.

- Как родилась идея создания Международной премии "Звезда Чернобыля"?

- В 2007 году собрался коллектив творческих людей: народная артистка России, певица Галина Шумилкина, заслуженный работник культуры Виктория Филатова, руководитель ансамбля «Орнамент» Александр Фефилов, народные артисты России Юрий Назаров и Вячеслав Кобзев, и другие. Мы решили, что подвиг не должен быть забыт и организовали такую комиссию по присуждению премии. Изначально конкурс проводился только на территории России и  назывался «Чернобыльская звезда», но потом мы поняли, что есть желающие участвовать и среди иностранных коллег. У нас Сербия принимает участие, Венесуэла, Украина, Белоруссия. Мы не ограничиваем круг участников. Градация существует только на ликвидаторов и тех, кто не участвовал в событиях тех лет. Сами чернобыльцы могут выбирать любую тему для участия в конкурсе, а тот, кто ликвидатором не является, может предоставлять материалы, касающиеся только чернобыльской темы. Комиссия рассматривает стихи, песни, прозу, кинокартины.

- Как ведется отбор участников?

- Мы не ограничиваем число участников, но количество лауреатов и дипломантов, как правило, остается не более 16 коллективов или человек.

- Много ли поступает заявок?

- Сотни заявок поступают в адрес Комиссии. Так было и девять лет назад, когда мы впервые массово оповестили людей посредством СМИ и различных чернобыльских организаций. Оказалось, есть очень много творческих людей среди участников ликвидации и просто неравнодушных к теме этой трагедии. К сожалению, очевидцев становится все меньше, но зато появляются представители молодого поколения, которым эта тема близка. И этот факт не может не радовать. Среди лауреатов премии есть люди выдающиеся, известные, публичные: Иосиф Кобзон, Николай Рыжков, генералы армии Лобов, Варенников и Куликов – являясь большими руководителями, они еще и публицисты, прозаики.

- Не менее важный проект реализуется под Вашим руководством в области патриотического воспитания детей и молодежи, а именно фестиваль детско-юношеского творчества «Звезда Чернобыля». Как он был организован?

- Первый фестиваль проводился в 2009 году в школах Западного административного округа столицы, но за прошедшие годы превратился в международный конкурс, участниками которого стали дети и подростки не только регионов России, но и стран СНГ. И, конечно, это говорит о том, что тема Чернобыля по-прежнему актуальна и представляет интерес не только для научного, экспертного сообщества, но и для всех небезразличных к человеческой безопасности людей. В этом году фестиваль стал особенным тем, что впервые в нем участвуют представители всех регионов России от Калининграда до Сахалина, творческие коллективы из Белоруссии.

- Сколько детей приняло участие в этом году?

- Всего в этапах приняли участие около 3,5 тысяч человек. Дети, которые несут творческое слово об этом событии, знают о дне начала ликвидации последствий, знают героев тех событий. Дети и внуки участников работ традиционно участвуют в фестивале, называя своих отцов и дедов настоящими героями. Это дает надежду на то, что и в будущем подвиг ликвидаторов не будет забыт. Надо отметить, что чрезвычайное министерство оказывает большую помощь в организации и проведении фестиваля, и лично министр уделяет особое внимание мероприятиям, целью которых является патриотическое воспитание детей и молодежи. Когда мы обратились к руководству МЧС России с идеей проведения детского фестиваля «Звезда Чернобыля», они откликнулись незамедлительно.

- Владимир Яковлевич, накануне 30-ой годовщины с начала ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС не могу не попросить человека, непосредственно участвовавшего в уникальной операции, поделиться личным впечатлением и воспоминаниями. Как это выглядело?

- Знаете, сейчас уже тяжело сказать, как это выглядело. Можно сказать, что это выглядело обычно и вместе с тем необычно. Но абсолютно точно нужно сказать, что когда мы узнали о произошедшем и поняли, что нужно туда ехать, страшно не было. Было желание быть полезным Родине. Наши отцы и матери прошли фронты Великой Отечественной войны, одногодки – Афган. Раз случился Чернобыль – то это был наш долг, который мы должны были исполнить, или отдать своему Отечеству. Поначалу было ощущение какой-то неопределенности – непонятно, что делать, как и чем помочь. Мы были в составе временного научного центра и проводили исследования, связанные с измерением уровня радиации, для подготовки рекомендаций по действиям войск в зоне Чернобыльской аварии и методик по проведению дезактивации. Пытались понять, какие структуры нужны для ликвидации последствий такого рода, какую технику необходимо задействовать. Конечно, не хватало того необходимого опыта работы в подобных условиях, который, собственно, только Чернобыль и дал. И сегодня, спустя тридцать лет, на оснащении подразделений МЧС стоит и техника, способная работать в условиях радиации, есть и высококвалифицированные специалисты, умеющие решать такие задачи, и население знает и понимает, какими страшными могут быть последствия подобной катастрофы, прививая своим детям иную степень ответственности.

- Все знали, какими последствиями для жизни и здоровья грозит эта командировка, но тем не менее ехали по приказу начальства…

- Не могу сказать, что мы, будучи военнослужащими, отправились в Чернобыль исключительно по приказу руководства. Мы сами хотели ехать – интересно было не менее, чем страшно. В общей сложности провел там полгода – два месяца в 1986 году, и четыре в 1989-ом. Работа была крайне напряженная.

- В чем выражалась эта напряженность?

- Работали по принципу «всё надо вчера». И, соответственно, напряженность выражалась в очень сжатых сроках и количестве разноплановых задач, выполняемых одновременно: кто-то должен был возводить саркофаг, кто-то – обеззараживать технику, кто-то – копать могильники, кто-то – находить рецептуру, которая помогла бы дезактивировать населенные пункты, дороги, и так далее. Приборы, экипировка и техника, предназначенная для работы в военное время, не годилась для применения в условиях радиации. Конечно, ввиду всего перечисленного и отсутствия определенного опыта, сейчас уже понимаем, что работали на пределе человеческих возможностей. А вообще-то, лично для меня Чернобыль – хорошая жизненная школа, научившая любить жизнь и людей.

Яна Коробова